Так назвали Павла Кузьмича Клетнева учащиеся кадетской школы №6, где ветеран Великой Отечественной войны, старейший десантник республики - частый гость. И именно он стал героем фильма, который в 2010 году кадеты сняли для казанского конкурса «Растим патриотов России» и, кстати, заняли 1-е место. Будучи в прошлом десантником, в 80 с лишним лет Павел Кузьмич прыгнут с парашютом. Это, а еще то, как ветеран исполняет военные песни заснято на видео. Ветеран бодр и весел, катается на лыжах, растит в своем саду грецкий орех и алычу.


Павел Кузьмич - один из немногих защитников города на Неве, кто дожил до сегодняшних дней, ему 96 лет. В 1942 году 17-летний Павел Клетнев был призван в ряды Красной армии. С декабря 1942-го по май 1943 года воевал на Ленинградском фронте в составе пулеметно-артиллерийского полка, входившего в состав 67-й армии. Принимал участие в боях за оборону Ленинграда, в освобождении Венгрии, Австрии и Чехословакии.


Из воспоминаний Павла Кузьмича КЛЕТНЕВА


- Я работал на авиационном заводе слесарем и изготавливал направляющие для ракет «Катюша». А в августе 1942 года вышел приказ, в соответствии с которым все ребята 1924 года рождения должны идти на фронт. Более старшие рабочие завода получали бронь, потому что кто-то должен был производить оружие для фронта.


Мои родители жили в деревне в Лаишевском районе, и мне обязательно надо было их увидеть до отправки на войну. А до деревни было 60 км. В то время все машины были мобилизованы, и на попутку надежды не было. И я отправился пешком. К концу первого дня добрался до деревни Державино, где жили мои родственники. Там меня чуть-чуть покормили, потому что уже стоял голод, и на другой день я снова отправился в путь. Домой я пришел только вечером.


Всего два дня погостил у родителей и надо отправляться в обратный путь. А мама не пускает одного. Так и сказала: «Не пущу одного!». Дошли мы вдвоем до Лаишева, а это 15 км, и очень надеялись на какой-нибудь автобус, ведь мне надо поспеть к утру следующего дня в военкомат, иначе объявят дезертиром. Но автобуса не было, и мы продолжали идти. Прошли еще 12 км до следующего населенного пункта. К этому времени уже наступил вечер. И тут на наше счастье из-за пригорка показался грузовик, я кинулся к нему чуть ли не под колеса. За рулем сидела женщина - кузов ее машины был полон огурцов. «Не возьму, - твердо ответила она на мою просьбу, - колеса у меня слабые, не доеду». Но, в конце концов, все-таки сжалилась надо мной и посадила в машину. А маме, чтобы вернуться домой, надо было пешком преодолеть те 27 км…


Гордый я явился в военкомат на следующее утро: успел, не стал дезертиром! Таких как я набралось около 50 человек. После медкомиссии старший лейтенант выкрикнул мою фамилию, вручил мне документы на всех новобранцев и приказал ехать в сторону Горького в Гороховецкие лагеря.


В 4 учебном артиллерийском полку, куда мы прибыли, нас обучали артиллерийскому делу. Мы изучали американскую технику: тракторы и машины. Через 1,5 месяца наш полк перебросили на Урал в лагерь «Чебаркуль», где формировались воинские части.


И вот в декабре 1942 года ночью наш полк погрузили в вагоны и повезли в неизвестном направлении - по крайней мере, мы не знали куда. Когда мы прибыли на место и стали выгружаться, нам было приказано не стучать котелками и не курить. Потом мы поняли, что нас высадили на Большой земле, и мы пешком шли по Ладоге. Мы оказались приписанными к 1106 армейскому пушечно-артиллерийскому полку. Там я увидел «свою» «Катюшу» и сказал ребятам: «Я эти пушки сам делал на заводе! Вот, оказывается, для чего они были нужны!». А у фашистов артиллерия была очень мощная. Тогда командующий Ленинградским фронтом Говоров обратился к Сталину с предложением начать контрбатарейную борьбу, потому что покоя не было ни днем, ни ночью. И когда наша артиллерия была усилена, стало немного легче».


Я защищал Ленинград от вражеской артиллерии и тоже считаю себя блокадником. Мы жили в сырых землянках, которые были вырыты в болотах, и нам постоянно приходилось вычерпывать воду. Кормили нас чуть лучше, чем ленинградцев - давали не 200, а 500 г хлеба, жидкий суп - но ведь нам нужны были силы, чтобы воевать. Солдаты, защитники Ленинграда, особенно пожилые, тоже умирали от голода.


В моем расчете были и солдаты в возрасте: трактористы, водители. Их ждали дома жены и дети. И они очень удивлялись, когда я без страха засыпал при первой же возможности в землянке, и меня не волновали ни бомбежки, не грохот орудий. Они даже тянули меня за ноги, чтобы я проснулся.


12 января 1943 года в 5 утра началась артиллерийская подготовка - это был первый день начала прорыва блокады. А 18 января соединились два фронта: Ленинградский и Волховский. Для этого надо было пройти всего 10 км, но на это понадобилась почти неделя!


Наша батарея стала перемещаться вперед, а кругом сплошная чернота: от деревьев остались только черные обгоревшие стволы. Мы ехали по дороге, а вдоль стояли полевые кухни. Оттуда доносилось: «Братцы, подходите, берите еду…». Предлагали вкусную кашу с тушенкой. А подходить-то особо было некому и кормить некого - столько солдат полегло… Жалко всех тех ребят, но другого пути победить фашистов не было, приходилось идти на такие жертвы.


Наверное, Павел Клетнев родился в рубашке - пуля его под Ленинградом не взяла. 20 апреля 1943 года вышел приказ отправить на Большую землю молодых солдат, имеющих 7-классное образование, для учебы в Одесском артиллерийском училище. Его даже потом многие спрашивали, как ему удалось вырваться из блокады? А он отвечал: «Я не знаю, я же солдат - куда пошлют, туда и поеду». 


Их отряд формировался в Ленинграде в пересыльном пункте. Он помнит, каким был город: руины, руины и руины… На улицах не было жителей, только солдаты… Будущих артиллеристов построили в колонну, а в это время мимо них проходил отряд, который отправлялся на фронт. Шли они под «Марш славянки». И это зрелище так запало в душу молодому солдату, что с тех пор он не может без слез слушать эту песню…


Но и артиллерийское училище солдату не было суждено закончить. Новый приказ - и новое назначение в 104 гвардейскую воздушно-десантную дивизию, и его стали готовить к войне в тылу врага. А это напряженные тренировки, и днем, и ночью, прыжки с парашютом. Но война уже шла к концу, и десантники не пригодились. Победу Павел Клетнев встретил в Чехословакии.
 

БЛОКАДА И ОБОРОНА ЛЕНИНГРАДА

Герой нашего времени