Гаданья Гарифулловна Гатина - одна из тех детей войны, которым выпала тяжелая судьба жить в блокадном Ленинграде

 

Из воспоминаний Гаданьи Гарифулловны ГАТИНОЙ

 

Мне было всего 6 лет, когда началась Великая Отечественная война, и Ленинград попал в фашистское окружение. Мой отец работал дворником в доме, в котором жила наша семья. Кроме меня в семье было еще трое детей: моя старшая сестра и два брата, младшему было всего 3 года. Когда открылась Дорога жизни, мы собирались уехать из осажденного города и уже собрали все свои вещи, погрузили в машину и даже подъехали к арке из двора… Но здесь нас остановил управляющий домом и попросил отца остаться в городе, потому что работы для отца с каждым днем становилось все больше: надо было собирать и вывозить трупы умерших людей…Семья осталась и в полной мере пережила все ужасы блокады. 


Отдельные эпизоды блокадной жизни накрепко врезались в мою память. Например, у нас была кошка, которая заранее, еще до начала бомбежки, чувствовала ее приближение и бежала к двери, начинала мяукать и звать всех в бомбоубежище. 


Еще помню, как схватившись за мамину юбку, бегу за ней в укрытие. 


Помню, как было страшно холодно, и мы сожгли всю имевшуюся в доме мебель и спали одетыми на полу. 


Однажды мы пошли за водой: мама и дети гурьбой. И вдруг около нас оказался мужчина, который схватил маленького брата и побежал с ним. Однако далеко не убежал, так как сил у него и самого не было, уронил мальчика и скрылся. С тех пор мама ходила, крепко обняв своих детей.


Еще один эпизод всплывает в памяти: отца попросили разделать лошадь, которая числилась в конной милиции около их дома и умерла от голода. Он разделал, раздал всем мясо, а нам достались только кишки для супа. 


Помню, как мама разрезала хлеб, а дети по очереди ели крошки. И никогда у нас не было ссор из-за этого.


В один из фашистских налетов бомба полностью разрушила наш дом, когда мы прятались в бомбоубежище. Нас переселили в другой дом, дали две комнаты в коммунальной квартире, в которой жили еще три женщины.


Отец устроился работать кочегаром в военный госпиталь. Нас, детей, он часто брал с собой - мы выступали с концертами перед ранеными бойцами. Я очень любила петь и чаще всего исполняла популярную песню «Синенький скромный платочек». За эти выступления отцу давали картофельные очистки, из которых мама варила похлебку.


До сих пор я не понимаю, как нашей семье удалось выжить в это холодное и голодное время. Но мы выжили и дожили не только до снятия блокады, но и до окончания войны.


Волею судьбы я оказалась в Татарстане и прожила всю оставшуюся жизнь после войны в Казани. А вся моя семья осталась в Ленинграде. Но несмотря на все страдания, пережитые в этом городе, Ленинград для меня навсегда остался родным и живет в моем сердце и душе.
 

БЛОКАДА И ОБОРОНА ЛЕНИНГРАДА

Город, который всегда в душе