Плацдарм Невский пятачок - одна из самых героических и трагических страниц отечественной военной истории. Этот плацдарм на левом берегу Невы назвали Невским пятачком из-за его сравнительно небольшого размера: 2 км вдоль Невы и 800 метров от береговой линии


Это место одной из самых кровопролитных битв в новейшей истории: по подсчетам историков, в сутки на эту землю падало 52 тысячи бомб и снарядов. На этом участке побережья Невы в 1941-1943 годах войска Ленинградского фронта около 400 дней пытались прорвать блокаду Ленинграда. 


Один из участников сражений на Невском пятачке кавалер ордена «Наша Победа» Геннадий Николаевич Жуков. Геннадию Николаевичу было всего 17 лет, когда он по собственному желанию пошел на фронт. И сразу попал в самое пекло - на Балтийский флот в Кронштадт. По свидетельству историков из 100 таких же мальчишек, попавших на Невский пятачок, остался в живых только каждый третий. 


Но до Ленинграда еще надо было добраться. «В августе 1942 года, - вспоминает Геннадий Николаевич, - когда меня призвали в армию, город был уже в плотном кольце немцев. Остался только узенький коридор, через который мы вышли к Ладожскому озеру. Нам приказали укрыться в кустах, замаскироваться и не курить. А еще лучше закопаться в песок. Помню, мы пролежали целый день, так как двигаться можно было только ночью, чтобы не попасть под постоянный обстрел с воздуха». 


Потом мобилизованных отправили в Ленинград в Кронштадт, куда они добрались только чудом под не прекращающимся фашистским огнем. В Кронштадте Геннадий Николаевич закончил школу связистов. Эта тема была ему знакома и интересна. Еще, будучи пионером, он изучал радиодело в кружке в Доме пионеров. 


Свое боевое крещение связист получил в холодном Балтийском море в ноябре 1942 года. Их катер вышел в боевой дозор и должен был держать связь с военно-морской базой Кронштадта. Их судно наткнулось на одну из мин, которыми немцы обложили вход в Финский залив со стороны Балтийского моря. И все, кто находился на катере, оказались в ледяной воде. «Я вырос на Волге, - вспоминает Геннадий Николаевич, - не раз переплывал Волгу, поэтому не растерялся. Но в это время над нами показался немецкий самолет и пошел на бреющем полете прямо на нас. Кто-то крикнул: «Ныряй под воду!», и я тут же нырнул. Снаряды били по воде и отскакивали от нее рикошетом. Этого немцу показалось мало, и он снова пошел на нас с атакой, и мы снова нырнули под воду». Но выплыть на поверхность смогли далеко не все: то ли плохо плавали, то ли вода была слишком холодная. А оставшихся подобрал катер из Кронштадта, и на берегу их тут же отправили в госпиталь. 


Вскоре после лечения Геннадий Николаевич попал в действующую армию - связистом. С этой морской бригадой молодой боец и отправился на Невский пятачок, чтобы участвовать раз за разом в попытке прорвать блокаду голодного города и соединиться с Волховским фронтом. 


Но до этого было еще очень далеко. На Невском пятачке велись жесточайшие бои: ни на один час не прекращались сражения. По разным источникам, потери Красной армии убитыми и ранеными в ходе всей операции по прорыву обороны противника в районе Невского пятачка составили от 65 до 200 тысяч человек. Подсчитано, что на каждом квадратном метре «пятачка» пали убитыми 17 человек, а в день погибало до 700 солдат. 


И каждая такая попытка прорвать блокаду со стороны пятачка заканчивалась, по словам ветерана, кровавым месивом, земля в буквальном смысле слова горела под ногами. 


Но и фашисты страшно боялись советских солдат. В ужас их приводили матросы в черных бушлатах, которых они называли «черная смерть».  


И все-таки он дошел до Синявинских высот и участвовал в прорыве блокады в 1943 году. Молодой парень оказался в числе троих живых, а не ста, оставшихся на Невском пятачке навсегда. 


До сих пор каждое лето на той «огненной» земле находят останки непогребенных бойцов Красной армии и вермахта.  
 

БЛОКАДА И ОБОРОНА ЛЕНИНГРАДА

Невский пятачок стал
великой братской могилой