Нине Ивановне Семеновой было пятнадцать лет, когда ее семья оказалась на оккупированной территории. Вот как она вспоминает те годы.

 

- Я жила в то время в Карачеве Брянской области. Это был небольшой уютный городок, окруженный красивыми брянскими лесами. А потом война просто стерла его с лица земли. Уже в сентябре 1941 года Карачев был оккупирован фашистами. И не просто фашистами, а частями СС, славившимися особой жестокостью. Город почернел от их формы. В доме, в котором жили бабушка, дедушка, мама, я и моя старшая сестра Ира практически в первые же дни поселились фашисты.


Отца уже давно не было с нами. В 1938 году он был репрессирован и сослан в Казахстан на поселение, где он провел 17 лет, и вернулся только в 1952 году.


Мы жили в чулане, немцы расположились в комнате. Они много пили, часто устраивали дебоши. Помню, однажды один фашист-офицер приставил к виску деда пистолет за то, что, по его мнению, он экономил на дровах, плохо топил печь, и в доме было холодно. За дедушку заступилась сестра, кое-как объяснив немцу, что надо подождать, пока печь прогреется, и тогда в доме будет тепло. Так и вышло. Наконец, стало тепло, и фашист отстал от деда.


В конце 1941 года, у нас уже квартировали немцы, оставшиеся в живых после боев под Москвой. Завшивевшие, они снимали с одежды вшей и со злостью бросали их в нас и говорили, мол, это ваши.


Но самым страшным для нас было, когда жителей сгоняли на площадь, чтобы смотреть как будут казнить евреев. Мы с сестрой старались убежать и спрятаться, чтобы только не видеть эту страшную картину.


Давно ушли в прошлое те времена, и я стараюсь, как можно реже вспоминать о них. Очень тяжело. Я даже фильмы военные не смотрю, чтобы снова не переживать страх и ужас, которые мы пережили. 
 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Не могу смотреть фильмы о войне