Полковник в отставке, инвалид 2 группы Великой Отечественной войны, кавалер 43 государственных и ведомственных наград СССР, России, Белоруссии и Татарстана Шагит Гарипович Латыпов прошел войну с первого до последнего дня. В мае 1941 года в 8 утра Шагиту принесли повестку в армию, и в тот же день он уже был за много километров от родного дома.


Из воспоминаний Шагита Гариповича ЛАТЫПОВА


- Меня зачислили в 508-й отдельный строительный батальон, который отправили на запад. 2 июня батальон прибыл в местечко Будслав Вилейской области в Белорусском укрепрайоне. Мы расположились в бывших конюшнях, переоборудованных временно под казармы. Наш строительный батальон присоединился к строителям аэродрома, военным и местным жителям, которые работали буквально от зари и до зари».


22 июня, когда строители только начали работать, в воздухе появилась большая группа самолетов. Заместитель командира роты младший лейтенант Насыров похвалил «наших» летчиков за то, что они так рано приступили к учениям. Однако, вскоре все поняли, что это не наши, а немецкие самолеты, которые уже успели нанести бомбовые удары по танковым частям, расположившимся в летних лагерях, а на обратном пути на бреющем полете стали расстреливать строителей на аэродроме.


Батальон закончил строительные работы и походной колонной направился на восток. По пути к нам присоединялись и гражданские люди, которые убегали от немцев. Но это удавалось не всем. 


Нас все время бомбили, пулеметные очереди с самолетов, которые нас сопровождали, убили и ранили очень многих. Так мы шли до городка Красный, что под Смоленском, а там наш батальон был переименован в 145-й отдельный саперный полк. И здесь мы, новобранцы, которые уже успели почувствовать на себе все ужасы войны, приняли присягу, получили оружие и обмундирование и стали настоящими солдатами».


Впрочем, «настоящими» - это, конечно, громко сказано, потому что так называемую взрывную науку мы изучали, как говорится, на ходу. Враг не собирался давать нам на обучение дополнительное время. И «тяжело в ученье, легко в бою» было не для нас. Саперный полк с огромными трудностями создавал оборонительную полосу в районе города Белый. Мы строили окопы, блиндажи, рыли противотанковые рвы, устанавливали минные поля, фугасы. По мере приближения врага к Москве нас все больше снабжали минами самого различного назначения, средствами взрывания. Практически на всех танкоопасных направлениях мы устанавливали минно-взрывные заграждения. Однако, противник, преодолевая их и ломая сопротивление наших войск, шел все дальше - на восток.


Противник занял Вязьму, Волоколамск, Истру. Передний край обороны находился всего в 40 км от Москвы - посередине поселка Ленина. Стоял морозный декабрь 1941 года. Я как командир саперного отделения получил задачу установить фугас большой мощности на Волоколамском шоссе. 5 декабря фугас был установлен.


Подрывную станцию расположили в траншее наблюдательного пункта командира стрелкового батальона, и приказ о подрыве я должен был получить оттуда. В тот день, когда немецкие танки пошли в атаку, я получил этот приказ. Кручу подрывную машинку, а взрыва нет, еще и еще, и все бесполезно. Видимо, где-то произошел обрыв провода. Вокруг страшная стрельба: свистят пули, рвутся мины, снаряды и бомбы. Взявшись за саперный проводник, где ползком, где бегом, отправился к фугасу. Вот он, обрыв - оба конца проводника лежат в разных направлениях. Концы проводника удалось соединить, мой помощник рядовой Левашов продолжает беспрерывно крутить подрывную машинку, раздается взрыв. Вдруг я увидел, что огромный кусок асфальтового полотна летит прямо на меня. Я мгновенно отбежал в сторону, и это «чудище» упало прямо на то место, где я до этого был. Фугас сделал свое дело - подошедшие танки остановились, и атака сорвалась. С этого момента враг перешел к оборонительным действиям. 


В феврале 1942 года меня направили в школу младших лейтенантов при инженерном управлении Западного фронта. А в сентябре того же года меня направили на учебу в Московское военно-инженерное училище, которое я окончил с отличием.

 

В мае 1943 года лейтенант инженерных войск Латыпов был назначен командиром саперного взвода. А дальше были бои на Орловско-Курской дуге, освобождение Харькова, Краснограда, Полтавы, Кременчуга, форсирование Днепра, освобождение Белоруссии, Польши, и, наконец, штурм рейхстага в Берлине.


Шагит Латыпов был трижды ранен, а за совершенные подвиги награжден двумя орденами Красного Знамени, тремя орденами Отечественной войны разных степеней, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина» и многими другими. 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

От Будслава до Берлина