Зоя Космодемьянская - первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза. Комсомолка, до последних мгновений жизни защищавшая свою страну. Партизанка, не сдавшаяся под пытками фашистов. 18-летняя девочка, еще не закончившая школу, была казнена в 1941 году.


Ее последними словами, как известно, было: «Сколько нас ни вешайте, но всех не перевешаете! Нас 170 миллионов. За меня вам наши товарищи отомстят!» А последней записью в девичьем дневнике перед отправкой на фронт: «Курсы кройки и шитья. Таганская ул., д. 58» - как несбывшаяся надежда на мирную жизнь после войны. 


Зоя с мамой и братом Сашей жила в Москве. Зоя любила школу, как и все дети, переживала за оценки и мечтала поступить в Литературный институт. Ее дневник, хранящий записи от 1936 года, пестрит восклицательными знаками и воспоминаниями о солнечных днях.


31 октября 1941 года возле московского кинотеатра «Колизей» собралось около двух тысяч добровольцев, решивших идти на фронт. Среди них была и Зоя Космодемьянская, только что перешедшая в десятый класс 201-й школы.


Долгое время оставалось неизвестным, была ли Зоя партизанкой или бойцом секретной группировки действующей армии. В докладной записке секретаря МК и МГК ВЛКСМУ Пегова говорится, что 1 ноября комсомолка Космодемьянская поступила в распоряжение разведуправления Западного фронта. Считается, что Зоя была красноармейцем бригады Артура Спрогиса, который организовал не одну диверсию в тылу врага.


17 ноября 1941 года Сталин приказал «лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом». Задача была проста – лучше уничтожить все пригодные для жизни дома, чем дать использовать их врагу.


О событиях, произошедших 27-29 ноября в селе Петрищево, впервые рассказал в 1942 году журналист «Правды» Петр Лидов. Об истории он узнал от крестьянина, потрясенного подвигом девушки, назвавшейся фашистам Таня. В том же году в своей докладной записке секретарь комсомола Пегов подробно описал историю подвига Зои.


В 2 часа ночи 27 ноября вместе с командиром группы Борисом Крайневым и комсоргом Василием Клубковым (расстрелянным после за предательство), Зоя пробралась в село Петрищево. Ей удалось поджечь три дома, сжечь 20 немецких лошадей. Крайневу удалось уйти, а Клубков был затем схвачен немцами. Зоя решила вернуться в деревню и поджечь еще несколько домов. Вечером следующего дня ее заметил местный староста Свиридов, когда девушка пыталась поджечь его сарай. Свиридов сдал партизанку немцам за бутылку водки – позже за это был приговорен к смерти.


Зою привели в дом сельчанки, где располагался немецкий штаб. При ней был наган и сумка с бутылками с горючей смесью. Девушку раздели и начали избивать.


 «Они пороли и спрашивали ее: «Скажешь или не скажешь?» Но она все время молчала, ни одного слова не произнесла. Лишь в конце порки от сильной боли она вздохнула и сказала: «Бросьте пороть. Я больше ничего вам говорить не буду», - пишет Пегов.


Позже две селянки – Аграфена Смирнова и Федосья Солина – признались, что тоже издевались над девочкой, которая подожгла их дома. Ночью они пришли в немецкий штаб, где содержали Зою, и облили ее помоями. А в день казни Смирнова ударила партизанку по ногам палкой со словами «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…». Ночью ее несколько раз выводили на мороз – в одной нижней рубашке и босую. Наконец, сдавшись, немцы бросили избитую девочку с негнущимися от обморожения ногами спать на лавке. А утром повели на эшафот.


Кадры последних минут жизни Зои Космодемьянской, сделанные немецким офицером, облетели весь мир. Она стоит прямо и спокойно. На груди табличка с надписью «Поджигатель». Сбоку – все та же сумка с горючей жидкостью. Тело партизанки еще месяц провисело в петле и подвергалось издевательствам, пока немцы не разрешили местным жителям ее похоронить.
 

БИТВА ЗА МОСКВУ

Подвиг Зои Космодемьянской