В Казани есть Совет ветеранов партизан и подпольщиков Республики Татарстан, а всего, по историческим источникам, партизанами и подпольщиками были около трех тысяч уроженцев Татарстана. 


Для начала определимся с терминами. И партизаны, и подпольщики воевали тайно в отличие от Красной армии. Но если подпольщики оставались жить в своих городах и селах, ведя невидимую войну против фашистов, то партизаны уходили в леса, где организовывали отряды, проводили разведку, совершали настоящие боевые операции.

Из солдат в партизаны

Территория Татарстана не была оккупирована немцами, но количество партизан и подпольщиков республики исчислялось примерно тремя тысячами. Один только 825-й батальон легиона «Идель-Урал», который в Белоруссии перешел к партизанам, насчитывал более 800 человек. И половина из них были уроженцы Татарии. 


Также в исторических справочниках есть информация о том, что во время боев в Смоленской области, оставшиеся в окружении около 200 бойцов Красной армии из Татарии, влились в партизанское движение. А еще несколько тысяч прошли обучение в специальных учебных центрах и потом группами отправлялись в тыл врага. 


Председатель Совета партизан и подпольщиков Республики Татарстан Рафиль Динмухаметович Гараев возглавляет организацию с 2007 года. «Все годы, начиная с 1985-го, когда был создан наш Совет, - рассказывает Рафиль Динмухаметович, - мы разыскиваем наших партизан и подпольщиков. Многие давно погибли или умерли. Трудность заключается в том, что зачастую партизан и подпольщиков приравнивали к диверсантам и надо изучать архивы НКВД, чтобы их найти. Есть еще один момент - партизанское движение закончилось к осени 1944 года. Многие перешли в войска Красной армии и продолжали воевать уже легально».

«Если завтра война...»

Сам Рафиль Гараев, по молодости лет, не мог быть участником партизанского движения. Зато его отец Динмухамет Нуреевич Гараев прошел практически всю войну в партизанском отряде и даже воевал под руководством легендарного командира Константина Заслонова. 


В 1941 году в мае прямо на госэкзаменах в Арском педучилище блестящему выпускнику, секретарю комсомольской организации Динмухамету Гараеву вручили повестку о призыве в армию. И определили его разведчиком в артиллерийский полк дальнобойной артиллерии. 


К этому времени высшее руководство страны прекрасно знало о надвигающейся войне, но новобранцам об этом знать было не положено. Их посадили в эшелон и отправили, якобы для учений, а в скором времени в самое пекло - в Белоруссию. Везли тайно, даже двери вагонов были задраены снаружи. И даже 22 июня, когда в Орле услышали речь министра иностранных дел В. Молотова о начале войны, продолжали хранить секрет… К ночи 23 июня их эшелон и еще несколько других остановились в Гомеле. 

Первое боевое крещение

Завыла сирена и началась бомбежка! Обезумевшие от страха новобранцы начали лавками разбивать двери, чтобы выбраться наружу. Тогда они впервые увидели оторванные головы, руки, ноги… Но их эшелону еще повезло - почти все уцелели. В других погибло около половины. 


Первый страшный бой для Динмухамета Гараева случился на Днепре около городов Рогачев и Жлобин. Он был на передовой, где корректировал артиллерийский огонь своих орудий. Место было стратегически очень важное - выход к Днепру. И в одном из июльских контрнаступлений впервые с начала войны враг потерпел поражение и вынужден был оставить город Жлобин в Белоруссии. 


Но радость была недолгой - уж слишком силы были неравные, да и снарядов катастрофически не хватало. И 14 августа его дивизион, в котором было около 70 человек, оказался в окружении. Уничтожили по возможности все орудия и пешком пошли искать выход из кольца. 


Первую ночь солдаты ночевали в лесу. Когда вышли к Днепру, решили его переплыть, хотя задача была очень трудной: несмотря на то, что река в этом месте была узкой, течение было очень сильным. Да и оружие весило немало. В результате почти половина из них не смогла доплыть до другого берега - утонула…

За колючей проволокой

Младший лейтенант принял решение разбиться на десятки, чтобы было легче дальше пробираться за линию фронта. Но далеко уйти они не успели - попали в засаду к немцам. 19 августа Динмухамет Гараев был пленен в первый раз. 


Лагерь был обнесен тремя рядами колючей проволоки. На его территории была съедена вся трава, на деревьях - вся кора. В ту же ночь группа из 15 человек убежала - среди них был и Гараев. 


И снова они идут в поисках своих. Путь долгий, а они очень хотят есть. Решили зайти в дом на окраине деревни. Хозяева сначала их накормили, а потом привели к ним немцев. Оказывается, они были в свое время раскулачены и затаили обиду на Советскую власть. 


Пересыльный лагерь, в котором оказались плененные солдаты, находился на картофельном поле и был огражден только одним рядом колючей проволоки. Ночью они выкопали под проволокой в мягкой земле яму и сбежали. В лесу увидели разбросанные листовки, в которых советское руководство призывало организовывать партизанские отряды и бить проклятых фашистов. Что и сделала группа из 15 человек, которая создала свой партизанский отряд. 


Вплоть до конца февраля партизаны жили в лесу в землянках. Боевые вылазки проводили подальше от «дома» - не ближе 20 километров. Останавливали немецкие машины, забирали документы и продукты. В деревнях у них была своя агентурная разведка, которая передавала им нужную информацию о дислокации немецких войск, о проходящих железнодорожных составах, которые они подрывали. 


Возвращаясь с одной из таких операций, партизаны очень устали и решили переночевать в теплой бане в деревне - они были уверены, что немцев там нет, но ошиблись. Их не убили сразу только потому, что они были одеты в красноармейскую форму. Партизан немцы люто ненавидели. Но избили так, что Динмухамет Гараев пришел в себя только через пять дней в концентрационном лагере в Борисове. А выходил Динмухамета Гараева оказавшийся там одноклассник Халик из Агрызской школы.


С первого же дня друзья начали искать пути к спасению. А путь был один - работать за территорией лагеря. Несколько раз Динмухамет Гараев был членом бригады, которая работала по другую сторону колючей проволоки. Однако охрана всегда была настолько мощной, что о побеге не могло быть и речи. Но в апреле 1942 года счастливый случай, наконец, представился. Однажды при строительных работах бдительность немцев ослабла, и они отправили пленных на карьер за песком только с водителем и одним охранником. Когда те отвлеклись, пленные убили их и убежали в лес.

Партизанскими тропами

С тех пор партизанский отряд, в котором воевал Динмухамет Гараев, начал быстро расти. Во-первых, они собирали по деревням тех, кто, будучи раненым, остался в той или иной деревне. Несколько раз их отряд по ошибке вступал в бой с другим таким же отрядом и прекращал его только тогда, когда слышал родную ненормативную лексику, которую нельзя было спутать ни с чем. И эти отряды в результате объединялись. Так отряд рос, пока не слился с партизанской бригадой под руководством подполковника Василия Бойко, в которой было более 1000 штыков, имеющей связь с «Большой Землей» 


Но однажды Динмухамет Гараев ушел в разведку, а, вернувшись, не нашел своего отряда. Зато, в конце концов, нашел партизанскую бригаду Константина Заслонова, о которой к тому времени уже слагали легенды. Погиб командир под деревней Куповать. 


Разведчик Гараев добыл информацию о том, что против них должен выступить власовский полк Савченко из двух с половиной тысяч человек. Но Заслонов сказал: «Стоять на смерть!». Бой длился четыре часа. Было тогда командиру и осталось навсегда 32 года… Звание Героя Советского Союза было ему присвоено посмертно. От бригады Заслонова осталось чуть больше 30 человек.

Вся грудь в орденах

В августе 1944 года партизанская бригада соединилась с Красной армией, а в декабре Гараев вернулся, наконец, домой, в Агрыз с тяжелым ранением - осколком мины у позвоночника - и орденами Красной Звезды и Великой Отечественной войны 2 степени, медалями «За отвагу», «Партизану Великой Отечественной войны 2 степени», «За победу над Германией».

НА ВОЙНЕ, КАК НА ВОЙНЕ

Тайная война